Четверг , Ноябрь 14 2019
Home / Майнинг / Нефть пора оценивать в биткойнах

Нефть пора оценивать в биткойнах

Когда Генри Харианто подъехал на своём вездесущем скутере к одной из множества переносных заправок на Бали, чтобы заправиться из приспособленной для этой цели бутылки водки «Абсолют», он пожаловался на то, как цена на бензин последний год стабильно растёт и отнимает у него всё больше средств. Харианто не одинок. На архипелаге с населением 168 млн из-за обвала индонезийской рупии (местной валюты) неуклонно дорожала нефть – а следовательно, и бензин, и другие нефтепродукты. Так как рупия в прошлом году потерпела настоящее фиаско, в октябре Индонезия, в попытке остановить отток иностранной валюты, попросила поставщиков нефти и дизельного топлива перестать запрашивать цену в долларах и предложила им целый ряд других вариантов, таких как рупия, китайский юань, евро, японская иена или саудовский риял. И хотя Джакарта надеется, что как можно больше поставщиков выберет рупию, что ослабит понижающее давление на оказавшуюся в затруднении валюту, такие надежды, в лучшем случае, принятие желаемого за действительное.

Так как рупия упала до 20-летнего минимума относительно доллара США, поставщики импортных товаров в Индонезию не хотят рисковать валютными потерями со своего экспорта на острова. Но даже если поставщики откажутся от рупии, подойдёт евро или юань, поскольку эти валюты за последний год тоже упали относительно доллара. Тогда как нефть марки Brent в долларах подскочила на 17%, в рупиях она выросла на 31% – из-за падения рупии относительно доллара. Валютные кризисы не в новинку для Индонезии, пережившей в 1997 г. экономические и политические потрясения из-за девальвации валют южноазиатского региона, что привело к свержению политической династии Сухарто. Индонезия безусловно предпочла бы избежать повторения тогдашнего кризиса.

Но Индонезия не уникальна в своих валютных бедствиях. Премьер-министр находящейся не так далеко Индии Нарендра Моди недавно настойчиво предложил производителям нефти со Среднего Востока рассмотреть принятие индийских рупий за свой экспорт нефти в Индию. Бюджетный дефицит Индии испытывает сильное давление из-за резкого падения рупии относительно доллара и стабильного роста цен на нефть. Юань недавно упал до 10-летнего минимума, поскольку трейдеры забеспокоились из-за прохладных перспектив экономического роста Китая, крупнейшего в мире импортёра чёрного золота. От Пакистана до Филиппин правительства пытаются справиться с двойным ударом роста цен на нефть и падения валют относительно доллара.

И даже если цены на нефть недавно слегка приостановили рост, доллар не демонстрирует ослабления на фоне того, как Федеральная резервная система собирается и дальше повышать процентные ставки. С нарастанием геополитических трений и угрозой торговых войн доллар вернул себе статус безопасного актива в периоды неопределённости.

Желание отказаться от доллара как валюты, в которой измеряются цены на нефть, не ново. Разные страны, особенно импортёры, не один год обдумывали, как положить конец зависимости от доллара, но без однозначного политического консенсуса касаемо того, чем его заменить. Помимо двусторонних соглашений, таких как два подписанных в 2014 г. Россией и Китаем 30-летних договора о поставках природного газа с платежами в юанях и российских рублях, глобально действенная замена доллару, которая была бы также экономически и политически приемлемой для всех сторон, в лучшем случае представлялась лишь смутно. Доминирование доллара усугубляется ещё и тем, что США и Саудовская Аравия – два крупнейших производителя нефти в мире, и Саудовская Аравия сильно мотивирована продолжать использовать доллар. Согласно подписанному в 1973 г. договору с США, Саудовская Аравия обещала оценивать всю свою нефть в долларах в обмен на американское оружие и защиту. Но Саудовская Аравия не единственная страна региона, придерживающаяся доллара: Объединённые Арабские Эмираты, Кувейт, Катар и Оман – страны, богатые нефтью, – также привязали свои валюты к доллару.

Читайте также:  Как финансовый кризис сделает биткоин главной мировой валютой

Однако нефтяной рынок с ценами в долларах означает, что мир фактически спонсирует американские расходы. Как говорил шотландский экономист (осуждённый за убийство) Джон Ло:

«Я считаю, что абсолютный государь, умеющий править, способен продлевать свой кредит и находить нужные средства по более низкой процентной ставке, чем государь, ограниченный в своей власти. В кредите, как и в военных и законодательных органах, высшая власть должна принадлежать лишь одному человеку».

В случае нефти, из-за её оценки в долларах, высшая власть принадлежит одной стране – США. И так как администрация Трампа поворачивается спиной к судьбе остального мира и Америка обращает свой взор на себя, прежнее господство должно быть поставлено под вопрос. Оценка товаров, необходимых для жизни, свободы и стремления к счастью, по всей планете в долларах – это цена, которую мир платил за американскую защиту, сохранение верховенства права и поддержку глобальных институтов. Но при всё более воинственных заявлениях, поступающих из Белого дома, миру стоит задаться вопросом, получает ли он то, за что платит. Администрация Трампа уже нарушила бесчисленные международные нормы (такого понятия, как международное законодательство, не существует), своими высказываниями поставила под сомнение её поддержку ООН и НАТО и вышла из Парижского соглашения по климату и Транстихоокеанского партнёрства – и глобальная эффективность всего этого без американского участия ограничена. Но переход с доллара на другую валюту вызовет свои проблемы – потому что в мире нет по-настоящему глобальной валюты. Нефть – глобальный товар, которым лучше всего торговать с использованием полностью конвертируемой валюты, свободной от махинаций государственных правительств и идеально защищённой от непредсказуемых четырёхлетних президентских сроков. И хотя есть те, кто оспаривает оценку нефти в долларах, экосистема нефтяного рынка неразрывно связана с долларом – именно в долларах проводятся торги и расчёты по нефтяным фьючерсным контрактам на биржах в Дубае, Лондоне и Нью-Йорке. Если оценку и платежи производить в разных валютах, то покупатели и продавцы будут вынуждены брать на себя риск валютного обмена.

Вот здесь-то и может быть полезен Биткойн. «Но как насчёт времени проведения транзакций?» – скажете вы. Да, скорость транзакций в сети Биткойна на данный момент ужасно низкая. Но мы говорим не о торговле биткойнами, а об оценке нефти в биткойнах и развитии экосистемы нефтяного рынка, принимающей биткойны. Поскольку в торговле может и дальше использоваться существующая инфраструктура, если цена биткойна будет оставаться стабильной (сейчас это не так), достаточно будет ежедневно после закрытия нефтяных рынков производить расчёты по всем сделкам. Это своего рода проведение транзакций офчейн, чтобы не обременять блокчейн Биткойна постоянными изменениями, поскольку большинство транзакций будут взаимно уничтожаться. Кроме того, преимуществом блокчейна Биткойна является то, что он при необходимости предоставляет платформу для неизменяемого реестра физических сделок, что позволяет покупателям и продавцам физической нефти регистрировать свои сделки и использовать блокчейн Биткойна для создания смарт-контрактов (пока в блокчейне Биткойна это не до конца возможно, но доступно в блокчейне Эфириума) для проведения сделок и транзакций. Это может быть не только Биткойн, но так как это ведущая криптовалюта, вполне логично, что с его принятием дело будет обстоять несколько проще. По крайней мере, существующий статус-кво, мягко говоря, неудовлетворителен. Например, поскольку индийская и индонезийская рупия не являются полностью конвертируемыми, принимающим их поставщикам нефти фактически придётся соглашаться на бартерную систему, используя валюту покупателя для покупки товаров в соответствующей стране. И если Иран, находящийся под американскими санкциями, может согласиться на такое, у его соседей нет причин принимать подобные условия. Биткойны, по крайней мере, можно при желании конвертировать в доллары или любую другую валюту.

Читайте также:  Binance прекращает работать с пользователями из Белоруссии, Сербии и Боснии из-за санкций

То, что это сложно представить, ещё не значит, что не стоит попытаться. Как говорил американский президент Джон Кеннеди:

«Мы пустились в плавание по этому новому морю, потому что так можно обрести новые знания и завоевать новые права, и мы обязаны их завоевать и применить ради прогресса всего человечества.

Мы решили отправиться на Луну! Мы решили отправиться на Луну в этом десятилетии и совершить много другого не потому, что это легко, а потому, что это сложно. Потому что эта цель позволит организовать мобилизовать энергию и проявить наши лучшие и навыки, потому что мы готовы принять эту задачу, мы не желаем её откладывать и намерены победить».

Необходимость в изменениях никуда не денется, особенно для государств с растущей потребностью в импорте нефти и огромным бюджетным дефицитом, а также со сложными отношениями с Вашингтоном. Вполне понятно, что сейчас трудно представить новый миропорядок, где ресурсы планеты будут оцениваться в чём-то отличном от доллара. Но в отсутствие альтернатив доллару, которые бы не давали преимущество какому-либо государству или группе государств, криптовалюты, такие как Биткойн, могут оказаться не таким уж невероятным вариантом. Господство доллара не собирается ослабевать, но нам как минимум стоит начать ставить под вопрос его неоспоримый статус.

Источник

About crypto

Check Also

Украина легализует криптовалюту и блокчейн до конца 2019 года

До конца 2019 года криптовалюты в Украине могут получить законный статус. Об этом сообщил Александр …

Добавить комментарий